Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

юбилейная

"Гости съезжались на дачу..."

Знакомьтесь, еще один гость дома в Текоа - Вениамин Клецель.

 (263x350, 81Kb)

Некоторым моим читателям знакомо и это имя, и его работы. Для тех, кто слышит это имя впервые тороплюсь добавить: Вениамин Клецель - талантливый художник и обворожительный человек.

Едва переступив порог дома и поздоровавшись, он раскрывает свою папку и...
Нет, не угадали. Первым делом он одариват нас своими рисунками.

 (500x370, 124Kb)

Collapse )
юбилейная

Моя Москва, мои очарованья... (Рассказ четвертый)

Москва просыпается очень рано. И дает о себе знать сворой, сорвавшихся с цепи машин, истерические гудки которых долетают до дедушкиного пятого этажа.
Каждый раз только под утро заснувшая Софья Григорьевна будет клясться, что закроет окно на ночь. Но вечерняя Москва такая тихая, но свежий ветерок так приятно колышет занавеску и ласково нашептывает в ухо, и мы даем себя убаюкать этой тишиной и не закрываем окно, чтобы в шесть часов едва начавшегося дня быть разбуженными голосистыми сиренами машин.

Утро не всегда мудренее вечера. Мое утро начинается с мучений. Я опять забыла, каким именем назвалась на детской площадке соседнего бульвара. Мама сердится. Она считает, что имя у человека одно. Я не спрашиваю, почему она и брат зовут меня одним именем, дедушка – другим, а дедушкина жена и вся остальная московская родня – третьим. Меня не волнует это лицемерие взрослых, я его принимаю как должное. Но мне не нравятся мои имена. И если их уже три, то почему не может быть еще несколько?

Collapse )
юбилейная

Из жизни Давида Гофштейна (Рассказ третий.)

Рассеянных людей мне приходилось встречать довольно часто.
Ни один из них не был поэтом. Так что однозначной связи тут нет.
Мне кажется, что рассеянность – это то, чем приходится расплачиваться за умение погружаться в собственные мысли с головой.
Такие, сосредоточенные, и впрямь не ведают, какое у нас нынче "тысячелетье на дворе", зато они великолепно ориентируются в том мире, куда погружены и где другой голову сломит.

Про рассеянность Давида Гофштейна складывали легенды. Поэтому сейчас уже трудно отличить, где действительные факты его фантастической рассеянности, а что присочинено для полноты картины. Потому что, когда человек запросто может уйти из гостей в чужой шляпе, почему бы ни присочинить, что при входе в трамвай он снимает калоши? И, если он забывает дни рождения своих детей, то почему бы ни рассказывать, как он пытался купить чепчики своим малышам, забыв, что они уже давно выросли даже из коротких штанишек?
Collapse )