Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

юбилейная

Сегодня ей бы исполнилось 100 лет...

Моя мама родилась 15 февраля 1917 год.
001-1

Место и время рождения выбирать не дано. Иначе никто не выбрал бы для себя грозовые военные годы. Рут родилась во время Первой мировой. В тот роковой год, десять дней которого, по утверждению одного из прогрессивных американцев, потрясли мир.
За десять дней не поручусь, но то, что мир в том году перевернулся, – факт неоспоримый.
Рут появилась на свет в одном из городов, признанных впоследствии европейским культурным центром. Но в те бурные годы город, словно мячик, переходил из рук в руки, так что Рут всегда затруднялась сказать, кто хозяйничал в городе, когда она родилась.
Почему-то упоминала австрийцев, хотя мне казалось, что в городе должны были хозяйничать поляки. Неоспоримо только одно – сейчас это столица Литвы.Collapse )

(Из книги «Семейные свитки».)
юбилейная

Борис Леонидович Пастернак (маленький штрих к биографии большого человека)

Сегодня мне захотелось поделиться с вами письмом Пастернака, написанном Зое Александровне Никитиной 3 марта 1952 года.

З. А. Никитина – литературный редактор, за многие годы своей деятельности работала секретарем многих известных издательств.
Б.Л. Пастернак познакомился с З. А. Никитиной в начале 30-х годов. В те годы она работала секретарем «Издательства писателей в Ленинграде», где готовился к изданию сборник Пастернака «Стихотворения в одном томе».
От строчек его коротких деловых писем веет теплом и дружеским участием.
Collapse )
юбилейная

День Независимости

В отличие от офицера полиции немецкого города Бамберг, уверяющего Борю Ланцберга, что фамилия пассажирки-израильтянки, попавшей вместе с ним в дорожную аварию, имеет немецкое происхождение, мои бывшие российские соотечественники проявляли большую бдительность, посылая меня… нет, не туда, куда посылают всех неполюбившихся, а по вполне конкретному адресу: «Отправляйся в свою Палестину».

О Палестине у меня в те времена были весьма смутные представления. О том, что там уже много лет живут родственники моих родителей, мне стало известно только после падения «железного занавеса». А вот о том, что наши родственники были теми самыми первопроходцами (халуцим), которые осушали палестинские болота, а потом отстраивали государство Израиль и защищали его во всех последовавших войнах, я узнала только в процессе написания книги «Семейные свитки».

В память об этих тружениках-романтиках помещаю сегодня в День Независимости Израиля несколько фотографий двоюродных братьев и сестер моего дедушки Давида и бабушки Бориса Херсонского (borkhers) Раи-Рахель (семья Биберманов и Ройхелей) и двоюродных братьев моей и Виктора Лихта (vict_or) бабушки Мирьям Лемберг).
Collapse )
юбилейная

ПАМЯТЬ

Памяти Давида Гофштейна – еврейского поэта, расстрелянного 12 августа 1952 года в числе 13 членов Еврейского Антифашистского Комитета.
Collapse )
юбилейная

Вперёд! В прошлое...

Из всех похвал раздававшихся в адрес книги «Семейные свитки» самым приятным для меня было признание ее достоверности, иными словами отсутствие в ней так называемых семейных легенд. Хотя, иногда для связки эпизодов кое-что приходилось додумывать, но и тогда я старалась держаться в рамках характеров своих героев.

Но большей частью там, где не хватало фактического материала, я старалась оставлять лакуны... Надежды на их заполнение у меня не было – все хранители семейной истории давно отошли в иной мир.

Короткая глава «Пожизненный «правдист»» посвящена двоюродному брату маминого отца – Моисею Биберману. Упоминания о Моисее встречаются и в других главах, одна из них заканчивается словами:
«– Узнаешь? Та самая... – улыбнулся Саша, показывая моему брату на ханукию в своей иерусалимской квартире.
«Той самой» ханукия была потому, что, вывезенная когда-то молодым Моисеем из Палестины, она была единственным вещественным напоминанием о его недолгом пребывании на Святой Земле. «Той самой» она была и потому, что досталась Саше в день похорон Моисея и теперь проделала вместе со своим новым хозяином обратный путь на Землю Обетованную. Памятные вещи после похорон Моисея раздавала Лена. Мой брат получил «Сагу о Форсайтах» Голсуорси. Ничем не напоминающая жизнь Моисея сага осталась в Москве. Вот если бы найти его дневник! Сагу, которую Моисей писал всю свою жизнь сам».

О дневнике Моисея я знала от своего брата. Каюсь, в «Сагу всей жизни» превратила его уже я, не подозревая, что это вполне себе риторическое восклицание, будучи произнесенным, обретет такую магическую силу.

И вот она лежит передо мной эта удивительная папка с надписью: «старые письма семьи Биберман и дневник Моисея». Collapse )
юбилейная

Причудливые узоры жизни

«...Происхожденье основаньем к обвиненью служить не может».

(Расширенный комментарий к письму Б. Пастернака)


К расширенному комментарию подтолкнуло письмо Б. Пастернака от 1 июня 1928 года адресованное Екатерине Павловне Пешковой:

«...Вручительница письма Татьяна Павловна Руднева хлопочет о том же, чего всей душой хотел бы и я...».

Подательница пастернаковского письма хлопотала об освобождении арестованной сестры Екатерины Павловны Васильчиковой.
Хлопотать за невинно сосланных, арестованных и осужденных Пастернаку приходилось неоднократно:
- осенью 1924 г., добиваясь облегчения участи «невинно сосланного мальчика», ходил в Кремль к Карлу Радеку;
- в декабре 1932 г. спас от высылки из Москвы жену осужденного В. Ф. Анастасьева, для чего пришлось неоднократно встречаться с работником НКВД Яковом Аграновым;
- в августе 1935 г. обратился к М. И. Калинину с просьбой о сокращения срока наказания для В. Ф. Анастасьева (сына пианиста, педагога, и композитора Ф. М. Блуменфелда, двоюродного брата Генриха Нейгауза);
- в ноябре 1935 г. – обратился к Сталину с письмом в поддержку просьбы Ахматовой хлопотавшей об освобождении ее мужа, Николая Николаевича Пунина, и сына, Льва Николаевича Гумилева;
- в марте 1935 г. вновь обращался к Е. П. Пешковой, на этот раз с просьбой принять и выслушать писателя Г. Д. Венуса – в прошлом участника белого добровольческого движения, которому угрожала высылка в Казахстан.

Можно продолжать этот перечень, тем более что каждый новый случай - живая невымышленная история не нашего времени.Но я взялась прокомментировать письмо, в котором речь идет именно о Екатерине Павловне Васильчиковой – полной тезке Е. П. Пешковой, к которой обращена просьба Б. Пастернака.
Collapse )

Статья в 10 вордовских страниц. Я понимаю, как трудно читать такой длинный текст в ЖЖ. Но мне не хотелось делить его на части с продолжением.
Замечания по сути приветствуются так же, как и простые отзывы.
юбилейная

Обитель справедливости

Продолжение экскурсии по Неве-Цедек.
Начало тут: Часть 1

Дом писателей

012 (650x488, 96Kb)

Согласно табличке в этом доме когда-то жили Йосеф Ааранович, его жена Двора Барон и Хаим Бренер. Писатель и журналист, лидер сионистского движения - Йосеф Ааранович. Одна из первых писательниц на иврите, новеллист – Двора Барон. Эссеист, критик, романист и поэт - Хаим Бренер. За домом закрепилось название "Дом писателей".
Collapse )
юбилейная

Обитель справедливости

Сегодня я не допущу ошибку прошлой экскурсии по Тель-Авиву. Не отложу фотоотчет на "потом". Буду вас мучить по свежим следам...

Пересказывать все услышанные сегодня истории о тель-авивских домах, вернее о людях, в них когда-то живших, я не буду. Тем более заинтересованные могут обратиться к первоисточнику. Достаточно только зайти на страничку tomcat61 и нажать на краткое содержание...
– и сезам откроется.

Я просто покажу вам этот молодой город, которому месяц назад 100 лет стукнуло. По сравнению со многими другими городами Израиля Тель-Авив – младенец в пеленках времени.

Collapse )