Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

юбилейная

Жил-был замечательный экскурсовод Марина Фельдман

Мне повезло объездить с Мариной Фельдман почти весь Израиль.
В этом году в октябре будет 10 лет, как ее нет с нами.
Мои друзья решили вспомнить о Марине и ее экскурсиях весьма оригинальным способом.
Collapse )

Приглашаются все желающие. Я там буду...
Желающим лучше всего обращаться по телефонам приведенным в приглашении. Все комменты скринятся.
юбилейная

Обитель справедливости

Сегодня я не допущу ошибку прошлой экскурсии по Тель-Авиву. Не отложу фотоотчет на "потом". Буду вас мучить по свежим следам...

Пересказывать все услышанные сегодня истории о тель-авивских домах, вернее о людях, в них когда-то живших, я не буду. Тем более заинтересованные могут обратиться к первоисточнику. Достаточно только зайти на страничку tomcat61 и нажать на краткое содержание...
– и сезам откроется.

Я просто покажу вам этот молодой город, которому месяц назад 100 лет стукнуло. По сравнению со многими другими городами Израиля Тель-Авив – младенец в пеленках времени.

Collapse )
юбилейная

Подфартило мне...

Оглавление: Москва-Саратов

К жизненному комфорту очень быстро привыкаешь. Эта именно та мера наказания, которую хотелось бы получить пожизненно...
Узнав, что в составе Москва-Саратов есть вагоны "повышенной комфортности" я не долго колебалась, заказав для себя билет именно в один из этих вагонов.
Повышенная комфортность, по утверждению покупавшей мне билет Инки, заключалась в наличии в вагоне кондиционера и сухого пайка.

Мне требовалось и то, и другое. Хотя бы по дороге "туда". На обратном пути меня без пайка все равно из дома не выпустят, да и нужда в кондиционере к середине сентября должна была, по моему разумению, сильно поубавиться. (Наивная, я полагала, что в средней полосе России пятью днями раньше может потребоваться кондиционер...)

Вагон "повышенной комфортности" мне очень понравился. И даже очень-очень понравился!
Кроме обещанного кондиционера (о температуре в вагоне постоянно сообщала бегущая электронная строка) и скромного, но вполне съедобного и свежего ужина-завтрака, вагон был оснащен... био-туалетом.
Collapse )

Продолжение следует
юбилейная

Как рождаются романтические легенды.

Вы замечали, что мосты во все времена считались самым подходящим местом для романтических свиданий?
Быстрое ли течение воды тому виной: встретились-расстались. Или разделенные водой берега, для которых мост – словно протянутые навстречу руки:
"Мы с тобой – два берега..."

А если еще мост к тому же называется - Поцелуев мост. Представляете, какой кладезь для рождения романтических легенд?

Вот так и случилось, что петербургский Поцелуев мост через Мойку оброс невероятным количеством самых разных легенд. И главным стержнем всех легенд стал, конечно же, – поцелуй.
Стало считаться, что поцелуй при расставании на этом мосту сулит расстающимся скорую встречу. Что поцелуй именно на этом мосту скрепляет отношения надежной печатью отмеренного счастья. Что, чем дольше будет длиться поцелуй на мосту, тем больше счастья ожидает влюбленных сразу по вступлении с моста в жизнь.
Последним достижением было изобретение обычая проезжать по Поцелуеву мосту молодоженам в день свадьбы. Причем, гарантией будущей счастливой и долгой семейной жизни был поцелуй, начатый на одном берегу Мойки и прерванный только при достижении молодой парой противоположного берега.

И мало уже кто помнит, что история имени моста совершенно не романтична.
Что этот мост когда-то вел прямиком в трактир "Поцелуй", который держал в собственном особняке на берегу Мойки купец Поцелуев.

Давно исчез трактир и купец, а люди целуются себе...
юбилейная

Кому ты плАчешь?

Мы, взрослые, часто играем словами, наши фразы завуалированы, а намерения расплывчаты... Говорим одно, думаем о другом, делаем третье, а в кармане вообще при этом кукиш держим...
Другое дело – дети! Они искренни в делах и точны в выражении своих чувств.
А нам это кажется забавным...

Collapse )
юбилейная

Какого цвета снег?

Под впечатлением вчерашнего снега.
Которым любовалась на картине Мерцлина, которая висит в доме одного очень симпатичного человека, у которого собрались очень симпатичные люди.

На картине снег был тяжелый с серовато-зеленоватым отливом. Таким же зеленоватым и низким было небо.
И никто из гостей симпатичного человека не сказал то, что однажды мне довелось услышать от одного своего знакомого, который изо всех сил старался стать не просто знакомым...

Он долго изучал картину над моей софой: ранняя весна в Москве. А я не без тревоги ждала его суждения. Потому что мне эта картина очень нравится. И дорога не меньше, чем дорог художник, мне ее подаривший.
Я была готова к любой критике не профессионала: скучно, темно, мазня и вообще это не Москва... В общем, я была готова к критике. Но то, что я услышала, сразило меня наповал.

- Только не говори мне, что снег бывает такого цвета, - агрессивно заявил знакомый, хотя я сидела молча.
- А, а... какого цвета снег? – осторожно спросила я.
- Белого, конечно! – без тени сомнения заявил... уже НЕ МОЙ знакомый.
- И ты видел такой снег? – я все еще пыталась осторожно подсказать ему парадокс его высказывания.

Да, он видел такой снег...
А я такого снега не видела....
Почему-то мне больше не захотелось видеть и этого человека...
Нет, но вы только подумайте – белый снег!!

Collapse )
юбилейная

Танцы, шманцы, обниманцы…

Когда же это было? В седьмом или шестом классе? Скорее всего все ж таки в седьмом: нас перевели в разряд старшеклассников и разрешили на новогоднем вечере устроить танцы.

Танцевать меня никто не учил. Так что и этому искусству, как и многому другому в жизни, мне пришлось учиться, – вприглядку…

Танцы в седьмом классе. Сами понимаете, что это были за танцы. Мальчики хихикали в углу, а девочки танцевали в паре с девочками. Да и то не все, а только самые отчаянные, которые уже посещали танцплощадку в Городском парке без Культуры и Отдыха…

Нет, на роль отчаянной я не тянула. Другое дело танцы в школе, в актовом зале… под присмотром недремлющего ока завуча. У самых смелых девочек – челки и хвостики, но большинство выглядело вполне благопристойно: косички, банты-пропеллеры…белые переднички, шушуканье на ушко…
И в трех седьмых классах нашелся только один мальчик, который умел танцевать, любил танцевать и не стеснялся танцевать.
Конечно, он был нарасхват.
Даже я, только по наитию двигающаяся в ритме музыки, и то мечтала потанцевать с этим мальчиком.
Мечту свою помню, а вот, как выглядел мальчик, или как его звали, выветрилось из памяти совершенно.
А может быть, тот случай запомнился мне не мечтой, а фразой, небрежно брошенной моей партнершей в сторону единственного кавалера того танцевального вечера: "Следующий танец со мной!"
Нет, и фраза только повод! Потому что на самом-то деле мне запомнилась удивительно спокойная реакция мальчика, просто кивнувшего в знак согласия.

Случай запомнился, но ничему меня не научил. Всю жизнь я провела в ожидании, не смея сделать первый шаг навстречу...

Знаете ли вы, что в Израиле мужчины умеют танцевать бальные танцы?
И с успехом свое умение демонстрируют на всевозможных свадьбах и бармицвах.
После свадьбы сына нашего Босса не меньше, чем свадебное угощение, убранство невесты и неубранство жениха обсуждался тур вальса, в котором Босс кружил меня… Как подошел, как пригласил, как мы классно вальсировали, как я его чмокнула в щечку в конце танца… И уверяю вас, было за что – он первоклассный танцор. Кружиться с ним в бешенном вихре музыки сравнимо разве что с чувством свободного парения.

И никто из обсуждавших не знал, что на самом-то деле, на этот танец Босса пригласила я… Давно, задолго до события… Как только получила от него приглашение на эту свадьбу.
юбилейная

Пока мы по Кавказу лазаем...

Рассказывая свои веселые "Кавказские истории", я ни словом не обмолвилось о цели своего пребывания на Кавказе. А ведь цель была! Впервые в жизни я встала на тропу... Не на тропу войны, боже упаси, а на туристическую тропу, которая и привела меня к подножию снежных кавказских вершин и должна была вести дальше через Твиберский перевал к морю!

В отличие от моих последующих любительских путешествий, это был первый (и последний) организованный турпоход, возглавляемый профессиональным проводником.
В отличие от любительских путешествий большую часть похода мы занимались массовками, прощальными концертами и прочими танцами. Переход через Твиберский перевал занимал меньшую и самую неудачную часть нашего маршрута.
В отличие от серьезной подготовки, которой мы занимались перед своими последующими любительскими походами, к этому походу никто из нашей группы не был готов ни морально, ни физически, никак...

Мы были не первыми неподготовленными "туристами" и похоже – не последними, вышедшими на покорение снежного перевала... в кедах. И если по снегу в кедах только что зябко идти, то по льду... Корову на льду видели? – Что-то очень похожее изображали обутые в кеды туристы.
Но это были еще самые везунчики, потому что нашлись девушки обутые в босоножки, а юноши – в кожаные полуботиночки.
Наша одежда была обуви подстать... Не помогли нам и великолепные овечьи свитера самовязки, прикупленные у местных жителей тут же у ворот турбазы.
В свитерах можно было форсить на горной турбазе и потом в наших городах зимой, но на маршруте они нас не спасли. Ветер проникал до костей...


До северного приюта мы шли с песнями, не забывая фотографироваться у каждого камня позаковыристей и возле всех горных ручейков. Веселья не убавилось, когда узнали, что обед и ужин мы должны себе приготовить сами на костре, а завтрак получить сухим пайком. Не напугали нас и койко-нары, где должны были спать мужики и дамы вповалку. Тем более, что на спать отводилось очень мало времени. Рано утром, еще затемно, мы должны были выйти на настоящую горную тропу.

Но пока что был день и дежурные варили на обед нехитрую супо-кашу из концентратов. В то время как остальные любовались окрестностями. Потом другая смена дежурных варила каше-суп из тех же концентратов на ужин, в то время как остальные бездельничали. И только я одна несла поденщину бессменного повара на крохотной кухоньке у шерпов, которые столовались отдельно и беспардонно пользовались услугами сменяющих друг друга туристок. Почему один из них ткнул пальцем в меня при широком ассортименте более молодых и симпатичных, бог весть... Не исключено, что у меня на лбу было написано: умеет готовить борщ и даже на керогазе.
Но нет худа без добра - за время нудного приготовления пищи, я узнала много интересного об этих бородатых горных мужиках-проводниках, которые в зимний период имели совершенно другие специальности.
За мытьем их посуды я узнала и кое-что малоинтересное: плохой прогноз погоды на завтра.

Впрочем, прогноз погоды при мне не обсуждался. Но когда нас подняли на восхождение не рано утром, как грозили, а посредине ночи, я сразу уловила связь между торопливостью наших проводников и услышанным в комнате у шерпов прогнозом погоды.
Надо признаться, моему заячьему сердцу много не надо было, чтобы затрепыхаться словно тряпочка на сквозном ветру...

- Быстрее, быстрее, пока снег не растаял, - нервно торопил нас проводник нашей группы.
Накормленные мною шерпы, помогали нам преодолеть опасные участки тропы.
Оказалось, что именно в этом и заключается их летнее отлынивание от своих основных специальностей.
- Быстрее, быстрее, - ничего не объясняя, подгоняли нас шерпы.

Мне обычно и своей нервозности хватает через край, чужая - сил мне не прибавила. Подъем я одолевала так плохо, что одному из парней нашей группы, а было их, как это водится, раз-два и... всего четыре на группу, пришлось забрать себе мой рюкзак, предложив взамен свою руку...
Предложение оказалось очень своевременным. Отсутствие рюкзака придало мне такую легкость, что меня начало сдувать с горного склона. Как выяснилось, рюкзак не просто оттягивал плечи, а прижимал меня к земле и надежно закрывал мою спину от пронизывающего холодного ветра.

Начинало светать, когда мы все же вскарабкались на обещанный в рекламе туркомпании Твиберский перевал.
Его красот я оценить не сумела: мокрый снег залеплял стекла моих очков, еще более противно он себя вел по отношению к моему свитеру. К тому же меня поташнивало от высоты, а может быть и от страха. Поэтому я была рада тут же начатому спуску.

- Быстрее-быстрее, - торопили нас шерпы, и мы кубарем покатились вниз, на ходу превращаясь в снежных баб.
По заведенному порядку таких походов шерпы должны были с нами расстаться на перевале, но они помогали нам на спуске, что можно было бы, конечно, отнести за благодарность к моему искусству борщеварения, если бы не эти "быстрее- быстрее" в четыре голоса.
Куда они торопились? Чего опасались?

Наконец, шерпы распрощались с нами. Я расценила это, как добрый знак – самое тяжелое уже позади.
О, святая наивность...
(Продолжение следует)