Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

юбилейная

Обитель справедливости

Продолжение экскурсии по Неве-Цедек.
Начало тут: Часть 1

Дом писателей

012 (650x488, 96Kb)

Согласно табличке в этом доме когда-то жили Йосеф Ааранович, его жена Двора Барон и Хаим Бренер. Писатель и журналист, лидер сионистского движения - Йосеф Ааранович. Одна из первых писательниц на иврите, новеллист – Двора Барон. Эссеист, критик, романист и поэт - Хаим Бренер. За домом закрепилось название "Дом писателей".
Collapse )
юбилейная

История итальянской синагоги

Я тут недавно кричала: репатриация синагоги, Итальянская синагога в Иерусалиме...
А все оказалось и так, и не совсем так.
Но в любом случае история прелюбопытная.

Как оказалось, участок, на котором сейчас находится итальянская синагога, был куплен в 1877 году главой немецких католиков-францисканцев, задумавших создать в Иерусалиме колонию немецких католиков. Одно из зданий было оборудовано под странноприимный дом для паломников.

Позднее этот земельный участок вместе со всеми постройками перешел во владение Немецкого католического палестинского общества. Общество было основано в 1885 году для миссионерской и филантропической деятельности. Цель – утвердиться на территории Палестины – достигалась созданием приюта для немецких паломников, прибывающих в Иерусалим, и созданием школы для девочек. Под руководством немецких монахинь, открывших в стенах своего монастыря Бороминских сестер больницу и дом для престарелых, в школе девочек обучали навыкам ухода за больными.
Collapse )
юбилейная

Прорыв к Когену

Начало:
Марбург Бориса Пастернака
Поиски утраченного
Дом Пастернака
Дорога к университету

В Марбург Пастернака влекла марбургская философская школа, отличающаяся от других существующих в то время философских школ своей самобытностью и историзмом. Во главе школы стоял Герман Коген.

"Если ходячая философия говорит о том, что думает тот или другой писатель, а ходячая психология – о том, как думает средний человек, если формальная логика учит, как надо думать в булочной, чтобы не обсчитаться сдачей, то Марбургскую школу интересовало, как думает наука в ее двадцатипятивековом непрекращающемся авторстве, у горячих начал и исходов мировых открытий.
...
Школе чужда была отвратительная снисходительность к прошлому, как к некоторой богадельне, где кучка стариков в хламидах и сандалиях или париках и камзолах врет непроглядную отсебятину, извиняемую причудами коринфского ордера, готики, барокко или какого-нибудь иного зодческого стиля".


Все это делало систему притягательной, послушать Когена съезжались студенты со всех концов света: испанцы, англичане, датчане, японцы, россияне.
Пастернак очутился в городе, на улицах которого можно было запросто столкнуться с корифеями тогдашней философской марбургской школы: Когеном, Наторпом, Гартманом. Об их предшественниках напоминали скромные таблички на марбургских домах.

 (450x600, 192Kb)
 (300x194, 46Kb)

Коген появился в Марбургском университете через год после смерти Фридриха Альберта Ланге, и закончил свою преподавательскую деятельность в 1912 году, именно тем летом, когда на его лекциях стал появляться студент из России по фамилии Пастернак.
Collapse )
юбилейная

Дорога к университету

Начало:
Марбург Бориса Пастернака
Поиски утраченного
Дом Пастернака

Франкфуртская улица, плавно переходящая в улицу Am Grün показалась мне самой короткой дорогой в университет от дома Пастернака.

 (337x450, 126Kb)

И действительно, вскоре Am Grün уперлась в здание университета.

 (347x450, 105Kb)


Но Пастернак ходил в университет по Гессенской дороге (сейчас это ул. Гиссельберг плавно переходящая в Лебединую аллею). Она приводила студента к воротам Босомыг (Barfusserthor). От них всего удобнее идти в Университет по одноименной улице, но Пастернак выбирал более живописный верхний уровень – улицу Босомыг.
Collapse )
юбилейная

Как мне его уговорить?

В деканате Тель-авивского университета, где учится мой сын, записан номер моего мобильного. Так захотел Лиор: "Чтобы не приставали ко мне с глупостями всякими".

Напрасно беспокоился. За 2,5 года обучения "приставали" ко мне только дважды. И далеко не с глупостями.

Первый раз меня спросили, зачем мы заказали справку по мейлу, это стоит очень дорого, и придет по почте. В то время как можно получить справку на месте из автомата... Естественно, что я тут же отказалась от заказанной справки.

Второй раз случился на прошедшей неделе.
Нас пригласили принять участие в торжественном мероприятии по присуждению звания отличника учебы.

Это из разряда "глупостей" – по мнению моего сына.
Он мне даже не рассказал, что ему присудили столь почетное звание (списки давно были вывешены на территории университета).
- А зачем? Глупости. Все так учатся.
То-то перед поступлением в университет меня все предупреждали, что в Тель-авивском учиться сложно, и студентов там профессора не жалуют.

Идти на торжественное вручение награды мой сын отказывается.
А мне так хочется... увидеть на сцене... его лохматую башку...
 (402x420, 114Kb)

Как мне его уговорить?
юбилейная

Мамин дядя Иосиф

СЕМЕЙНЫЕ СВИТКИ

(История моей семьи)

Оглавление: Семейные свитки
Схема рода Мойше Ройхеля

Книга Мойше Ройхеля


2. Мамин дядя Иосиф
Двоих Иосифов в нашей семье мы различали добавлением определения: "мамин" и "папин". Когда при изучении семейных корней я выскочила за пределы одной семьи, Иосифы стали множиться со скоростью разветвления. Порой их нельзя было различить даже по фамилии. Имя Иосиф Ройхель носили оба внука Герша-Менделя: и мамин родной дядя, и двоюродный, известный израильский генерал, о котором речь еще впереди. При составлении семейного дерева выяснилось, что в каждой настоящей еврейской семье были свои Иосифы, Авраамы, Ицхаки, Мойши, Малки, Брони, Фиры и так далее. Наши предки держались танахических имен. Но на всех их явно не хватало.

Не знаю, как справлялись с повторяющимися именами наши родственники, но читателю придется, по-видимому, не сладко.
Collapse )

Книга Мойше Ройхеля (глава 3)
юбилейная

(no subject)

СЕМЕЙНЫЕ СВИТКИ

(История моей семьи)

Оглавление: Семейные свитки
Схема рода Мойше Ройхеля

Книга Мойше Ройхеля


В семье маминого деда Мойше Ройхеля выросло восемь детей. Возможно, их было больше, но мама вспомнила только эти восемь имен: Давид, Иосиф, Хана Кац, Нехама (Надя Фишман), Рахель (Рая Херсонская), Маня, Соломон и Броня. В предыдущих главах я подробно описала жизнь старшего из них - моего дедушки Давида (см. "Книга дедушки Давида"). Вкратце коснулась судьбы одесских сестер Нехамы и Рахель (глава Одесса-Новосибирск в свитке "Арон и Рут"). Судьбу Иосифа, с которым я была дружна, мне пришлось восстанавливать по документам, сохранившимся в доме его двоюродной сестры Фейги Гофштейн. О Хане сохранились кое-какие сведения только потому, что ее сын оставил след в мировой науке. Ничего не удалось узнать о последних трех: Мане, Соломоне и Броне. Как видно они вместе со своими семьями погибли в кременецком гетто.

1. Кременецкий вундеркинд
Я люблю рассматривать фотографии. Особенно старинные фотографии в нашем альбоме. Вот строгая красавица в белом платье и с воздушным шарфом, обнимающим ее плечи и голову, грациозно сидит на камнях горного склона. Представляю, что бы мне сказала моя мама, присядь я в своем выходном и не таком красивом платье на ступеньку нашего крыльца! Значит, у красавицы либо нет мамы, либо... много таких вот красивых белых платьев. Кто это? Маня? Броня? Нет ответа. Кто-то из сестер моего дедушки Давида.
Collapse )

Книга Мойше Ройхеля (глава 2)
юбилейная

Книга дедушки Давида Гл. 2

СЕМЕЙНЫЕ СВИТКИ

(История моей семьи)

Оглавление:Семейные свитки
Книга дедушки Давида


2. Идишист
Все дети Мойше Ройхеля, или, по крайней мере, те, о которых в семье сохранилось хоть какое-то предание, успели получить среднее образование до начала Первой мировой войны. Волынь тогда входила в состав царской России со всеми присущими ей процентными нормами и чертой оседлости. В полуассимилированных и состоятельных еврейских семьях, какой была семья Мойше Ройхеля, стремились дать детям гимназическое образование. Трое из пятерых дочерей Мойше (Хана, Нехама и Рахель) окончили русскую гимназию, а Рахель (она же упоминаемая мною ранее Рая Херсонская) даже с золотой медалью. О судьбе двух других дочерей, Мани и Брони, как и о судьбе их брата Соломона, моя мама не смогла вспомнить ничего примечательного.

Братья Давид и Иосиф были старше сестер-гимназисток и в отличие от сестер получили домашнее образование. По-видимому, курс гимназии братья прошли с частными учителями, что и дало им возможность в дальнейшем уехать учиться в Одессу. По документам известно, что Иосиф поступил в одесское коммерческое училище в 1909 году. Следовательно, можно предположить, что Давид появился в Одессе на два года раньше.
Collapse )

Книга дедушки Давида (глава 3)
юбилейная

Книга Арона и Рут Гл. 1

СЕМЕЙНЫЕ СВИТКИ

(История моей семьи)

Оглавление:Семейные свитки
Книга Арона и Рут


1. Студенты
В львовском педагогическом училище преподавание велось на незнакомом для Рут украинском языке. Попробуй-ка, догадайся, что это за зверь такой - "трикутник", если училась в польской школе.
Но Рут справлялась. Возможно, точно так же, как позднее она справлялась с моими задачками по геометрии.
- Ма-ам, помоги...
- Дана биссектриса угла... А что это такое биссектриса?
- Линия, которая делит угол пополам, - четко формулировала я.
- А, это... – далее следовало название нужного термина на польском языке.
После уяснения терминологии, с самими задачками мама справлялась довольно легко.
Язык оказался самым трудным препятствием для Рут в ее первый студенческий год. В тот год, который так внезапно закончился во время экзаменационной сессии в июне 1941-го.
Collapse )

Книга Арона и Рут (глава 2)
юбилейная

Стаа-ам! Штуёт!

"Стаа-ам! Штуёт!" – так отреагировал мой сын на письмо, на котором стояла печать совершенно не шуточной, а весьма серьезной организации - Министерства Образования Израиля.
В переводе на русский язык его возглас означал: "Аа, ничего особенного! Глупости!"

Ну, не знаю... Может быть, у современной молодежи это и называется глупостями, но в наше время получить сообщение-поздравление о том, что ты вошел в группу выпускников школ Израиля с отличием окончивших школу, – называлось совсем другим словом.

Ладно. Пусть для него это глупости. Так я хоть тут вот похвастаюсь...

А глупости, это вот сюда:

"25.09.2006. Игорь Губерман, Григорий Канович и Юлий Ким
в новогоднем (5767) вечере Иерусалимского журнала.

В понедельник, 25 сентября, в Иерусалиме в Доме Ури Цви Гринберга (Яффо, 34)
презентация Иерусалимский Журнал № 23, а также книг Эли Бар-Яалома "Горизонтальная луна" и Зинаиды Палвановой "Ближневосточница", вышедших в Библиотеке ИЖ.

В вечере принимают участие Вильям Александров, Ирина Гольцова, Анатолий Добрович, Александр Дов, Михаил Зив, Михаил Карпачев, Рахель Лихт, Марина Меламед, Евгений Минин, Михаил Польский, Ирина Рувинская, Лидия Слуцкая, Алла Хананашвили и другие авторы журнала.
Начало в 19 часов".


Все дружно нашли в списке мою персону и мне поаплодировали!
А те, кто желает со мной познакомиться лично, милости просим по указанному адресу. Я не знаю, что означает "принимают участие", но я там собираюсь появиться...

Хаг самеах, с нашим Новым годом вас, дорогие мои читатели!